Стипль-чез, или бег на 3000 километров с препятствиями

Земеля, помнишь, как в тумане обрывались,
Собаки лаяли, хрумтели сапоги?
Нас обняла тайга, медведи нас боялись,
И филины кричали: «Давай, беги!»

Земеля, помнишь, как хрипел я на подъёме
И кровью харкал в серебристый снег?
Когтями землю рвал. Вот хрен догонят!
Ведь я же не мужик, я — вор в законе,
Я старый зек.

Я ватник скинул и по ручью бежал,
Ведь на снегу следы собаки чуют.
Ты ослабел, братан, ты на земь пал,
Кричал: «Пропал! Пришьют нам сто вторую».

Земеля, брось скулить как мелкий фраер.
Я на себя возьму и сходку, и перо.
Давай вставай, сынок, не жди, чтоб повязали,
Давай вставай, а там уже завязан срок.

Язык на плечи, пот по рукавам,
И я, как крот, рыл норы в мёрзлом чернозёме.
За шмат махры, казалось, я весь свет отдам,
За шмат махры и пять минут, чтобы не быть на стрёме.

Земеля, помнишь, как вернулся за тобою?
Взвалил на волокушу и повёз.
Я грыз кору три дня, пил чай из хвои
И телом грел тебя в берлоге меж берёз.

Но так канать, как молодой, я был не в силах.
Я сдох, земеля, от малины за версту.
Нас, как волков, ментура обложила,
Влажки развесив, стали суки на посту.

Ну что, начальник, лихо пушку жмёшь,
Как докторицу в зонном лазарете.
Давай, бери меня, ханыга, ну, положь,
Положь меня — и всё путём на свете.

МЕНЮ

Send this to a friend