Романс Колчака

Кусок земли, исхлёстанный ветрами,
Сухою веткой где-то хрустнет вдруг наган…
Заиндевелыми еловыми бровями
Глаза очертит где-то белая тайга…

Прошу, будь ласков с теми, Бог, кого оставлю
На этой милой, столь забывчивой Земле.
Прошу, войди в мой дом, прикрой плотнее ставни,
Чтоб из окон не виден был кровавый след.

А теперь я готов, господа, или, как вас там,
Верой-правдой служить не дано
Тем, кто веры не знал,
И кому правда не чиста,
Тем, кто небо зажёг над страной.

Не сметь срывать с меня гвардейские погоны,
Не сметь касаться лапой русских орденов.
Оставьте институткам этот бред ваш революционный
И отпустите к матерям мальчишек-юнкеров.

Позволю извинить себе убогость мыслей ваших чёрных,
Но не могу простить нечищеный наган,
Того, что в смертный час мой вы стоите не по форме,
Небритость ваших щёк и этот жуткий перегар.

А теперь я готов, господа, или, как вас там,
Верой-правдой служить не дано
Тем, кто веры не знал,
И кому правда не чиста,
Тем, кто небо зажёг над страной.

Я принимаю свой парад последний,
Идут полки мои под царственный венец…
Святой отец, души предсмертный собеседник,
Уже лежит, лицом разбитым ткнувшись в снег.

Земля вас не возьмёт, и море вас не примет…
Да, можно научиться убивать врагов…
Но верьте мне, тысячелетие отринет
Тех, кто решился разменять его на год.

МЕНЮ

Send this to a friend