Памяти моряков теплохода «Механик Тарасов»

Я смыт был в море с корабля,
Не удержался у руля:
Волна — стеною в грудь…
И вроде я на дно пошёл,
Но понял, что нехорошо
Вот так вот, запросто, тонуть…
Горнисты мне подъём трубят —
Я кинул бездну под себя
И воздух ртом хватил.
На всю планету и окрест —
Одна вода, зелёный лес.
И нету сил…

Где же вы, други мои, моряки-братишки?
Заходили вкруг меня плавники акульи.
Я кричу (ни ответа, ни привета не слышу):
«Помогите мне, люди!
Тону я.
Тону я…»

Я обнимал девятый вал.
Вздымал трезубец, хохотал
Бог Посейдон…
И вспомнилось, как в детстве я
Гонял трезубцем муравья…
Теперь я знал, что думал он.
Раскаты грома, ветра свист,
Как гири, ноги тянут вниз.
А мне бы жить…
В трёх ипостасях он один,
Последний козырь мой — дельфин,
И может быть…

Прилетит, подмигнёт человечьим глазом,
И подхватит меня, и на спину вскинет…
— Белобрюхий, скорей. Я теряю разум…
Ну, давай же быстрей. Чую — сердце стынет.

Вдруг кто-то тихо прошептал:
«Ну, уступи. Ты так устал.
Внизу ведь тоже твердь.
Там сон, там вечная весна,
Там буду я тебе жена…»
И понял я, что это смерть.

«Не хочу, — закричал, — отпусти, косая!
Не ходить под венец нам с тобою вместе.
Не нужны вместо птичьих мне рыбьи стаи,
Не желаю я слушать русалок песни».

Я смыт был в море с корабля…
Недалеко была земля…

МЕНЮ

Send this to a friend