На зачуханном разъезде

Посвящение Михаилу Таничу

Затрясло однажды, просто заколбасило…
Ехал в поезде сибирском… Крепко выпили.
На зачуханном разъезде… Вроде, «Власиха»…
Покурить пошли. Цепляли нам «столыпины».
Ночь. Луна висит. Мороз под тридцать градусов.
Звезды яркие, как брюлики на Зыкиной…
И чернеет, лает, кашляет нерадостно
Сотня граждан, именуемая зыками.
Хмель в момент слетел, как с плеч башка стрелецкая.
Ох, вагоны эти сучьи — окна клетками.
Острова свои я вспомнил Соловецкие,
Как поднялись на «взросляк» из «малолетки» мы…
Как на «выводку» прикладом… Да на корточки…
Как овчарки, да конвой слюною давятся…
Коль успею «косячок» свернуть с махорочкой,
Затянусь. Минутки на две до свиданьица…
От тюрьмы, да от сумы
Зарекаемся не мы…
Зарекаются лишь те, кто там не жили…
Бьются в берега моря
От царя и до царя…
Всё по прежнему, по прежнему.

Кому мачехой война, кому-то мамкою…
Лично мне она такую жизнь отспорила!
Кацавейка под шинель. Подшлемник танковый.
Искупил. Вернулся. Выучил историю.
Засветило вдруг. Взорвалось вспышкой магния.
Леденели слёзы. Зубы стыли, клацали…
Жаль, не знал тогда ни Пушкина, ни Вагнера…
Рассказать бы им… Такое бы забацали!!!

Конвоиры зашустрили. Зэки вскинулись.
Сквозь стволы пошли. По одному. По быстрому…
На зачуханном разъезде… Были. Сгинули.
Без прощанья. Без прощения. Без выстрелов.

МЕНЮ

Send this to a friend