Мы с ним росли в одном дворе

Мы с ним росли в одном дворе,
И я открою вам секрет:
У нас с Сэменом папа был один,
Ни он, ни я его не знал,
По детям папа не скучал,
Держал галантерейный магазин.

Известно, детям без отцов
Так не хватает леденцов,
И мама — вечно пьяная домой.
И вот в семнадцатом году
Сэмен в горячечном бреду
Решил папане сделать «Боже ж мой».

За двадцать пять «лимонов» он
Купил подержанный «вессон»
И в магазин зашёл, как джентельмен.
Снял шляпу, в розыск позвонил
И пол-обоймы разрядил
Папане в пузо, точно в манекен.

Они приехали тотчас
И били Сёму сгоряча,
За это он их люто невзлюбил.
Едва завидев «легаша»,
Кричал себе Сэменчик: «Ша!
Ты помнишь всё, ты их приговорил!»

Шикарно жить Сэмен любил,
И он с любою властью был
В принципиальных разногласиях.
За Николашкой он сидел,
Керенский дал ему расстрел,
Совдепы им Кресты украсили.

Но он нигде не «кочумал»,
Он жить любил, он риск искал,
И он себя, конечно, не сберёг.
Две пули в голову ему
Во время шухера в Крыму
Влепил голубоглазый паренёк.

В руке холодной нож сжимал,
Дождь кудри тёмные трепал,
А он лежал и в сумерки глядел…
Прошло неполных тридцать лет
С тех пор, как к Настеньке в буфет
Зашёл король галант и прочих дел…

МЕНЮ

Send this to a friend