Чудная, ласковая жизнь

Ясным летним июльским днём
Без пятнадцати час прошла гроза.
Ты навеки закрыл свои глаза
И боль отогнал спокойным сном.

С мониторами мир затих,
И остались мы вместе — ты и я,
В двух кварталах не ведала семья,
Что лодка начала идти.

Эй, Харон, ну отнесись к нему с добром.
Мальчик, с тобой мы живы.
Несправедливо.
Эй, Харон, камень не зацепи багром,
В светлую выйди воду ты тихим ходом.

Ты влюблённый всегда во всех,
На взаимность надеялся, ну что ж,
Не всегда, брат, в толпе её найдёшь,
Но тем ослепительней успех.

Не спасли девочку в джинсах фирмы «Lee»,
Ты взял свою гитару
И спел «Шизгару».
А потом ты затащил её в свой дом,
Окна там выходили на Пикадилли.

Если ты когда-нибудь в небе солнечном тонул,
Уходя в последний путь, руку брату протянул.
Если стал вдруг потолок расплываться, как туман,
Ты достиг величия ума,
Ты познал Талмуд и прочитал Коран,
То узнал, что смертный бы не смог.
Мир без тебя стал немой,
Как же ты там не со мной?

Вот бы только понять теперь,
Вдруг раздастся единственный звонок,
Я его отличить из тысяч мог.
Как мне открыть входную дверь?

Не боись, дочки красивые твои,
Я прослежу за ними,
Как за своими.
Спи, мой брат, встрече с тобой я буду рад,
Наши не знают ноги другой дороги.

МЕНЮ

Send this to a friend