Время ремейков

Когда-нибудь всё повторится сначала:
Появится какой-нибудь психопат,
Соскучившийся по звону лопат,
И снова захочется хаму
Ещё одного Дахау.
Понадобится, конечно же, пара злодеев,
Желательно из евреев —
Для пущей идеологии.
Да сотня-другая убогих
Из лентяев и пьяниц,
Чтоб каждый уважающий себя голодранец
Захотел выпить с приятелем граммов триста
В квартире выгнанных из страны нечистых.
А также за счёт государства
Покупать в аптеке лекарства,
Отдыхать на модных курортах,
В теннис играть на кортах
И мордой довольной валяться в тортах.
Найдутся и бравые генералы,
Когда всё повторится сначала,
Которые будут думать,
Что каждый из них самый умный,
Что нету Генштаба грамотнее,
Что их самолёты самые-самые,
А встречи с заморскими дамами
Для них не обременительны.
Да, кстати, а в душ не хотите ли?
Построены будут прекрасные комнаты.
Полы в них цементные, ровные.
Размерами десять шагов на шесть.
К сожалению, там негде будет присесть,
Да и это, в общем-то, ни к чему,
Поскольку строительно-монтажное управление (СМУ)
Имени Сталина-Гитлера-Ленина
Запланировало такое давление
Нагнетаемого снаружи газа,
Что все, по-видимому, задохнутся сразу.
Когда всё повторится сначала,
Советую всем запастись свечами.
По-английски это звучит «candle».
Поверьте, их купит не только Мендл,
А также Михель, Мишель и Майкл,
В зависимости от того, кого ожидают кайки.
Ведь психопата не угадаешь заранее.
Вдруг это будет пуэрториканец,
И ему захочется австралийской баранины?
Ох, порезвится народ ночами,
Когда всё повторится сначала.
Дети станут в ладошки хлопать,
Когда им дяди калейдоскопы
Будут дарить хрустальные,
Большие и маленькие…
Из люстр и стёкол витринных
Раздолбанных и разграбленных магазинов.
Потом перейдут границы.
Ох, народ порезвится!
Бомбы разнообразные —
Зажигательные, фугасные.
Ракеты простые, крылатые.
И будет одна новинка: атомная.
Большая такая, хорошая —
Мечта психопатов прошлого.
Небольшое отступление — экскурс.
Для того чтобы купить автомобиль «Лексус»,
Нужно долго трудиться, напрягая мозги,
Невзирая на «лица» и государственный гимн.
Несомненно, легче украсть,
Для этого многие идут во власть
Или просто в бандиты,
Что, в общем-то, шито
Одними и теми же нитками.
И те, и другие теряют убитыми
Много народа,
Но это и есть свобода!
Учитывая вышесказанное,
Последствия могут быть разные.
Допустим, герой наш из власти,
В отличие от того, кто всё делает тихо,
Зная, почём фунт лиха,
Этот всё знает про счастье.
Оно доступно и осязаемо,
Как обман с конкретными займами.
Хороший электорат —
Тот, которому нужно и можно врать.
Тот, который теряет нюх,
Веря в бессовестную болтовню.
Поэтому когда всё повторится сначала,
Другого электората будет мало.
А стадность — эпидемическое заболевание.
В колымском посёлке Ванино
Мне рассказывал за столом дед Михей,
Что из тысяч спускавшихся в трюмы людей
Лишь единицы не шли на заклание
С именем Ленина-Сталина.
Господин-товарищ из власти
Всегда всё знает про счастье.
Зелёный он или синий,
Из Турции, Китая, России,
Коричневый или красный —
Он точно самый опасный.
Второй вариант — бандит.
Тут два подхода. Один — жлоб,
Жлоб жадный и маловоспитанный.
В детстве болел рахитом,
Зрение ниже среднего,
Волосы реденькие,
Сзади прилизанные наперёд —
В общем, урод,
Но талантлив необычайно.
Такое случается:
Первое место по математике,
Хоть и писался в детском садике.
Обеспеченных родителей сын,
За конфеты и кусок колбасы
Подкупил себе пару приятелей
Из дворовой аристократии,
Наделённых силой и властью.
Нет-нет, никаких свастик. Он мастер.
Он тоже всё знает про счастье,
Которое сообразуется
С доказательством собственной состоятельности,
Ежедневно и непредсказуемо.
Во имя красивой женщины
Убил оценщика.
Не своими, конечно, руками,
За двадцать четыре камня…
Через несколько лет
Она привыкла к колье…
И захотел как-то дом на Канарах
Товарищ de facto старый,
Партнёр de jure
По афёрам и авантюрам,
Державший половину всего капитала,
Однажды стоял у вокзала.
Зашел в здание, услышал зуммер,
Потерял сознание и умер.
Аккуратная дырка во лбу
В гробу почти не видна была.
Так, будто кожу шкарябнуло.
А друг на похоронах руки грел и пил «Херши»,
Получив мигрень и долю умершего.
Так было неоднократно.
Росли амбиции. Караты сменили гранаты,
Конечно, не драгоценные.
Пошли махинации с ценами
И инвестициями. Денег стало так много,
Что, за невозможностью купить Бога,
Он, дождавшись момента,
Купил… Президента.
Со всеми его потрохами.
Быстро, легко и нахально.
Что будет далее, уже прочитали вы…
Поскольку подобная мразь
Обязательно пойдёт во власть.
Тем более, прошу принять во внимание,
Он ни разу не отбывал наказание.
А это даёт немалые преимущества
В обретении подлинного могущества
И, соответственно, государственного имущества.
Когда всё повторится сначала…
Эта недоделанная сучара
Захочет пожать плечами…
И… примет смерть от овчарок…
Экскурс второй. В бандитском ключе.
Киногерой. В длинном плаще.
Массивная челюсть. Лицо не старое.
Грудь прострелена из пистолета Макарова.
Или из парабеллума, металла белого,
А может, из расчудесного
Смит-энд-Вессона.
Детство тяжёлое. Отец — трудяга!
Раз надолго уехал. На год.
И, так бывает, пропал навсегда.
Сибирские холода, да баба с вахтовки…
Так вот и стал хозяином Вовка.
Вскоре и мамка слегла,
Поболела с недельку… и померла,
Простудившись в прачечной
Комбината бытового обслуживания,
Где всю жизнь пахала простуженная.
Похороны были оплачены.
Вовке — пятнадцать, бабушке — восемьдесят.
Надо работать… Муторной осенью
Пошёл Вован в ПТУ.
В цехе — жара. В грязи да в поту.
Долго парень не смог.
Свинтил замок с ларька…
Касса была пустая.
(Кто же там «бабки» ему оставит…)
Взял пару часов «Ориент»,
А наутро в квартиру ввалился мент…
Суд был скорым, простым и правым…
Пять лет. Рыл траншеи для труб и канавы.
Ну, а дальше рассказывать долго.
Дело закончилось угнанной «Волгой»,
Которую дяде Володе на шашлыках
Братва подогнала из общака.
Далее всё, как принято в Обществе:
С мэром под ручку. По имени-отчеству…
Выборы, бизнес, Рублёвка, парламент.
Он и сегодня там. Очень державен,
Строг, справедлив, красив и талантлив,
Но очень не любит кавказцев, мигрантов…
Чем всё закончится? Будьте покойны…
Все бандюки любят силу и войны.
И наконец… Никогда не стареет
Извечный, больной вопрос о евреях.
Власть почему с евреем не ладит?
Еврей не хочет быть в стаде.
Это главное его преступление.
Возьмём всё того же Ленина.
Даже малая толика
Еврейской крови у алкоголика
Приводит к тяжёлым последствиям
И катастрофическим бедствиям.
И еврей не должен ходить во власть,
Еврею во власти легко пропасть.
Вспомним историю генерала Рохлина…
Пошёл во власть, тут же грохнули.
А был бы нормальным, пошёл бы в стадо,
Как многие товарищи из Ленинграда.
Когда-нибудь всё повторится сначала.
Я буду лежать в кровати под одеялом
И спать. Смотреть на это неинтересно,
Поскольку всё известно заранее.
Убитых и раненых наградят
И проведут процессы.
Неинтересно…
На самом главном процессе будет много народу,
Таких же уродов,
Как и те, которых повесят.

МЕНЮ

Send this to a friend