Он склонился над рапортом

Он склонился над рапортом…
Отмотал жизнь с начала.
Он когда-то был прапором,
А сейчас генерал он.
Два Афгана, Чечня, вторая.
Два тяжёлых ранения,
Звезда золотая.
Но получил что? ЗабВО и стыд,
Да проклятый радикулит…
Ну, был пару раз в Кремле, для престижа.
Зал Георгиевский, не ближе.
Протокол – необходимая мера,
Это вам не пыль на зубах в БТРах,
Это – не вспоротый в караванах гашиш,
Это – от России законный бакшиш
За долгую беспорочную службу…
И за то, что ГУКу больше не нужен.
Им вообще не нужны те, кто может.
А те, кто хотел, давно ушли сами…
Тогда, когда лётчиков называли «летающими трусами»,
А мореманы с грустными рожами
Пилили на иголки свои крейсера,
И дружно китайцы кричали уРРРРРа!
Кому отдавать рапортишку-то, мальчишке?
Да он-то и в армии не был ни года!
Ей-богу – страна уродов.
Портянок не нюхал… Для него ВВС –
Английский ведущий медиатрест.
Гражданский министр в патриархальной России,
Где погоны всю жизнь по наследству носили.
Мы одни. Нас мечтают прибрать.
Наши недра самые важные.
Но всё продано или на распродаже.
В Петербурге Медакадемия – и та
Чуть не попала под эпидемию.
Но это не делается самовольно… Даже Министром.
Тут нужна Высочайшая воля… И понятный всем смысл.
Ну смысл понятен – строительство.
Не подавитесь ли, Ваше Превосходительство???
Прочёл он ещё разок рапорт свой,
Как жить дальше? С кем? С какой женой?
С той, с которой начинал с лейтенанта,
Или с врачихой медсанбата Шинданда?
А где? На Родине под Торжком?
Так на какие шиши строить дом?
Ну предложили квартиру в Чите,
Вы там были? Это совсем не близко к мечте.
Да и сын… Совсем парень сбрендил,
Мол, зовите меня не Эдик, а Энди!
Это ж надо, совсем охерел!
Хорошо, хоть старший засел
За науки. Спокойнее стало.
Правда, заплатить, блин, пришлось немало.
Подумал, прочёл ещё разик, крякнул.
Написал вверху – «Сердюкову».
Водяры стакан налил – квакнул.
Жил с головой – лежал безголовый.

МЕНЮ

Send this to a friend