Эпитафия

1986

Писать о песнях Александра Розенбаума трудно, потому что ныне их знают почти все. Если бы они не нравились, их бы не пели; постылую службу делают из-под палки; песня становится твоею лишь в том случае, когда она делается сердечной потребностью.

В чем же секрет популярности Розенбаума? Я не боюсь слова «популярность», оттого что в совей латинской первооснове это понятие сопрягается с «народностью».

Видимо, секрет его успеха в том, что песни, ставшие ныне достоянием народа, по-настоящему традиционны — при всем своем новаторстве.

Сын солдата, прошедшего Великую Отечественную, ленинградец, влюбленный в свой город, врач скорой помощи, знающий жизнь не понаслышке, благодарный читатель, равно преклоняющийся перед мудрой нежностью Сергея Есенина и скорбным юмором Исаака Бабеля, поэт и композитор Александр Розенбаум исповедует константу памяти как некий камертон чистоты.

Не бейся в каждой строке и ноте его цикла о городе на Неве изумленное преклонение перед неизбывной красотою Петрова творения, перед подвигом декабристов, трагедией Пушкина, бурей Революции, реквиемом Блокады, не стали бы петь Розенбаума солдаты и рабочие, студенты и первопроходцы-геологи.

«Из ничего не будет ничего», — лучше не скажешь.

В свое время вульгарные социологи сладостно обыгрывали строки Сергея Есенина про «хулигана»; увы, доносительство критики и ее ядовитое недоброжелательство порою страшней грязной анонимки.

Те, кто обвинял А. Розенбаума в том, что, мол, в некоторых его песнях наличествует «уличная» и «дворовая» тональность, во-первых, лишены чувства юмора, а во-вторых, пытаются закрыть глаза на реально существовавшее, да и существующее поныне: семнадцатилетние мальчики уходили на фронт со дворов, прижав к себе гитару.

Оттого что явление не называется, оно не исчезает; врач только тогда честен, когда он ставит нелицеприятный диагноз; «не проходите мимо» должно стать нормой жизни, а не только газетной рубрикой.

Я рад тому, что «Мелодия» не прошла мимо творчества Александра Розенбаума. Порою мы, увы, грешили тем, что старались не замечать существующее только потому, что оно кому-то из-за чего-то не нравилось.

К счастью, новое время — новые песни.

Испытание мелодией и словом — трудное испытание, предполагающее высокую меру ответственности художника.

Думаю, А. Розенбаум не подвержен «звёздной» болезни. За это говорит то, как трепетно он относится в своих песнях к священной памяти о великом подвиге советского народа, спасшего мир от коричневой чумы, как нежно и красиво он ощущает свой город, как весело смеется над тем, что действительно смешно, и как достойно возвращает нам «вальс-бостон», забытый в век стремительного и порою чересчур громкого рока.

Убежден, что первая пластинка Александра Розенбаума понравится ценителям песни.

Хочу верить, что эта пластинка станет первой в ряду последующих работ певца: его гражданственность, работоспособность, скромность и влюбленность в свое дело — надежная тому порука.

В добрый час!
Юлиан Семёнов, писатель

МЕНЮ

Send this to a friend